Wide_shutterstock_159655757___________95

Возможно ли импортозамещение в детской онкологии, сколько нужно хосписов, почему мы отстаем в ранней диагностике онкологических заболеваний – об этом и многом другом говорили участники VI Съезда детских онкологов России, который состоялся в Москве в начале октября.

Рак не приговор

«В последнее время выживаемость детей с онкологическими заболеваниями увеличивается», — отметила в своем выступлении директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава России Елена Байбарина, при этом подчеркнув, что необходимо повышать качество оказания медицинской помощи детям с онкологическими заболеваниями в регионах.

Об этом же говорил на съезде президент Российского общества детских онкологов, главный внештатный детский специалист-онколог Минздрава России, академик РАН Владимир Поляков. По его словам, в настоящее время в стране порядка 4 тысяч детей имеют онкозаболевание. Еще 20 лет назад от страшного заболевания излечивались только 20% детей, а сегодня доля вылечившихся составляет 80%.  Такое соотношение сопоставимо с общемировыми показателями. Но, к сожалению, такие достижения в лечении – лишь в РОНЦ им. Блохина. По всей же России соотношение между выздоровевшими и не сумевшими вылечиться составляет 40 к 60. То есть 60% детей – более половины всех заболевших – в результате умирают от рака. Тем не менее рак не приговор, настаивают онкологи. И в большинстве случаев он поддается лечению, но для этого должен быть решен ряд проблем, актуальных для российского здравоохранения.

В регионах заработали онкологи

Некоторые изменения к лучшему уже есть. Так, участники съезда с гордостью говорили, что теперь в регионах появились специалисты-онкологи. Крупные федеральные центры – это, безусловно, очень хорошо и дает большие возможности лечения, но, к сожалению, часто туда поступают дети уже с 3-й и 4-й стадией заболевания. В самой централизации, когда все лучшее – и специалисты, и оборудование – собрано в одном месте, есть рациональное зерно, считает Поляков, но многое было сделано непродуманно.

Выявлять онкологию на раннем этапе должны в первичном звене. У участковых педиатров должна быть онконастороженность, они должны научиться отличать первые признаки онкозаболевания от других болезней. Понятно, что зачастую загруженность педиатров зашкаливает, тем не менее необходимо искать возможности повышения их образования и квалификации.

Хосписы и обезболивание

Еще один безусловный шаг вперед – паллиативная помощь, о которой впервые заговорили на Съезде детских онкологов. Как заметила президент благотворительного Фонда помощи хосписа «Вера» Анна Федермессер, еще десять лет назад паллиативная помощь вообще не считалась частью медицины, а эксперты говорили, что у нас не будет никогда детских хосписов. Предполагалось, что всех смогут вылечить. Но, к сожалению, не всегда это возможно. Сегодня важность паллиативной помощи наконец признали. И все чаще врачи вместо фразы «Мы вам ничем не можем помочь!» произносят фразу «Теперь вам будут помогать в паллиативном отделении».  Но, увы, хосписов катастрофически не хватает, и это также обсуждалась на съезде.

«Закон о паллиативной помощи почти готов, – сказал в интервью корреспонденту АМИ Владимир Поляков. – Сейчас хосписы есть только в Москве и Петербурге, а необходимо, чтобы они были в каждом регионе. Одного хосписа на регион вполне достаточно. На съезде поднимался и вопрос обезболивания. Инкурабельные больные должны получать обезболивающую терапию. Тех послаблений в законах, которые были приняты в последнее время, недостаточно. И сама схема получения этих препаратов несовершенна. Сегодня по-прежнему больному могут выписать обезболивающее лекарство лишь по месту регистрации. Привезли ребенка лечиться, к примеру, в Москву, но препарат он может получить лишь в своем городе. Мы будем добиваться отмены этой нормы».

Детям нельзя назначать дженерики?

Это тем более актуально, что сегодня на медицину выделяется лишь 3,7-3,8% от ВВП. Для сравнения, в США и странах Европы этот показатель в 5-6 раз выше. И эта сумма расходов на всю медицину. На онкологию выделяется квота, которая составляет около 137 тысяч рублей на лечение одного больного. Этого катастрофически недостаточно! Только цена на лекарства может превосходить эту сумму во много раз.

Как раз на теме лекарств участники съезда остановились особо. «В детской онкологии не должны применяться дженерики», – уверены многие эксперты. Сегодня закон о закупках вынуждает врачей закупать в рамках ОМС наиболее дешевые лекарства, которые зачастую проигрывают в качестве и эффективности более дорогим оригинальным препаратам. Об этом говорили и Владимир Поляков, и Мамед Алиев – хирург-онколог, директор НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ РАМН. По его мнению, производители для удешевления препарата порой вынуждены экономить и на каких-то ингредиентах, и на технологических процессах.

Минздрав готов рассмотреть просьбу детских онкологов о закупках только оригинальных препаратов. «Елена Байбарина сказала, что в детской онкологии применимы только оригинальные препараты», — отметил Алиев.

Мыслить стратегически

При этом важность импортозамещения никто не ставит под сомнение, но не надо забывать, что это длительный процесс. «Отечественное производство необходимо развивать, но это вопрос отдаленного будущего», — говорит Владимир Поляков. Для создания лекарственного средства требуются десятилетия и деньги. В США, например, внедрение одного нового препарата стоит от 200 до 300 миллионов долларов. И здесь также неоценимую помощь могли бы оказать благотворители.

«Необходимо больше внимания уделять именно фундаментальным исследованиям, поиску путей лечения от рака, вкладываться в развитие научного потенциала, – считает заместитель директора по научной и лечебной работе НИИ детской онкологии и гематологии Российского онкологического научного центра имени Блохина, заведующий отделениями трансплантации костного мозга и химиотерапии Георгий Менткевич. – У нас создаются благотворительные фонды, которые в основном заняты адресной помощью, мы латаем дыры, а нужно вкладываться во врача, заниматься привлечением средств на научные разработки, исследования. Именно так делается во всем мире».


Елена Бабичева

Источник: ria-ami.ru