Денис Калугин: «Задача коллектора — вызвать ужас у заемщика»

Wide_калугин-денис-1

В конце января всю страну потрясла история двухлетнего Руслана Полтавского из Ульяновска, пострадавшего в пожаре, устроенном коллекторами. В окно комнаты, где стояла кроватка мальчика, вышибатель долгов по кредитам бросил бутылку с «коктейлем Молотова». Мальчик получил сильные ожоги. В его судьбе самое активное участие приняли сотрудники волонтерской организации, помогающей россиянам, пострадавшим от деятельности коллекторских агентств. Основатель и руководитель общественной организации «Россия без долгов» Денис Калугин рассказал РИА АМИ о том, как себя чувствует Руслан Полтавский. И о том, как другим не стать жертвой жестоких методов коллекторов.

— Вы знаете, как сейчас здоровье малыша?

— Я был недавно в Ульяновске, видел ребенка и держал его на руках. Наше движение помогло собрать пострадавшей семье более 500 тысяч рублей, а я курировал процесс помощи ребенку в министерстве здравоохранения Ульяновской области. Ребенок идет на поправку, через неделю планируется его выписка, а затем его вместе с мамой переведут в реабилитационный санаторий Краснодарского края. Это все благодаря министерству здравоохранения Ульяновской области и нашему давлению на местные власти.

— Действительно ли виноват в трагедии сотрудник коллекторского агентства, которое стрясало долги с семьи малыша?

— Сейчас сложно сказать, коллектор это был или штатный сотрудник микрофинансовой организации, которая выдавала кредит. Но совершенно точно, что он виноват. Это уголовное дело, статья, лишение свободы на срок от 5 до 8 лет. С одной стороны, он по своей инициативе действовал, исходя из каких-то собственных интересов, не стесняясь в методах. Но микрофинансовая организация тоже должна за это нести ответственность. Есть свидетели тому, что организация потворствовала неправомерным методам взыскания. То кирпич влетел в окно дома в конце декабря, то звонки и угрозы по смс, а потом и эта бутылка.

— Человек отдавал себе отчет, что это может закончиться уничтожением в лучшем случае имущества…

— Представляете себе, что такое «коктейль Молотова». Это средство для уничтожения техники и живой силы. То есть человек — как выяснилось, бывший сотрудник органов внутренних дел, — хорошо понимал, на что он шел, когда совершал такой акт возмездия за просроченный долг. При этом сейчас у следственного комитета Ульяновской области есть информация, что кредит был на тот момент уже погашен. Но документов о погашении кредита семья не получила.

Убежден, что он действовал абсолютно осмысленно, когда совершал этот поджог. Он приходил в этот дом ранее, и совершенно точно знал, где расположены кровати, четко понимал, куда он кидает бутылку.

— Это не уникальный случай, и подобные методы коллекторские агентства активно используют… А на каком основании?

Эта работа ведется для того, чтобы создать у заемщика чувство страха и тихого ужаса, и должник будет искать все возможности, чтобы покрыть свой долг. Никакие увещевания и просьбы, кроме выплаты долга, на таких людей не действуют.

— Как много в России таких взыскателей?

— Около 30 крупнейших обществ с ограниченной ответственностью объединили себя в некую ассоциацию. А еще в стране, по нашим оценкам, действует порядка 870 компаний, которые прибегают к полукриминальным методам взыскания.

— Какие методы они практикуют?

— Звонки и смс-сообщения с угрозами, порча муниципального имущества – на стенах подъездов и на дверях пишут всякие непристойности и разглашают персональные данные. Заклеивают дверные глазки, портят личинки замков, личное имущество. Публикуют в социальных сетях информацию о том, что человек – должник, чтобы об этом узнали друзья и коллеги. Размещают в подъездах порочащую человека информацию. Ну и, конечно, визиты на дом – к человеку в квартиру приходят крепкие парни, которые своим видом пугают родственников и соседей. При этом полиция, к сожалению, на это не реагирует. Прокуратура и МВД на все жалобы и заявления отвечают, что раз тяжких телесных не нанесли, убийства не совершили, то нет оснований для возбуждения уголовного дела.

— Количество должников растет, и проблема, видимо, становится все острее?

— Безусловно. Просто Руслан Полтавский, пострадавший двухлетний мальчик, стал некой поворотной точкой, после которой и общество, и законодательная власть поняли, что наконец-то необходимо регулировать деятельность взыскателей. Запрещать их будет сложно, потому что они влияют на финансовый рынок, выполняют свою роль взыскания долгов. Но эту деятельность обязательно нужно регулировать и лицензировать. Такие компании обязаны иметь лицензию на осуществление подобных действий. И нарушения, прописанные в базовом законе, должны иметь четкие критерии отзыва лицензии и привлечения к уголовной ответственности лиц, которые перешли рамки закона. Чего сейчас, к сожалению, нет. И поэтому возникают такие истории, как с этим мальчиком. Кто-то угрожал взорвать детский сад, а кто-то, наоборот, застрелил взыскателя. Это фактически означает, что в отсутствии законодательной базы люди сами начинают вершить суд. Это критическая проблема, лакмусовая бумажка общества.

— Сколько в России должников?

— По нашим оценкам, в России около 7 миллионов человек имеют задолженность перед банками и микрофинансовыми организациями, имеются в виду те, кто вовремя не внес платежи по кредитам. При этом количество банков, которые предоставляют возможности реструктуризации долга, критически мало. При этом основная проблема, конечно, кроется в микрофинансовых организациях, так называемых «займах до зарплаты». В Нижнем Новгороде человек, взявший в такой организации кредит на 10 тысяч рублей в 2011 году, сейчас должен 2 миллиарда рублей. Даже несмотря на то, что Центральный банк по таким кредитам ограничил максимальную ставку до 730% и размер штрафов и пеней. Как вы понимаете, такие кредиты пользуются спросом у людей с низким уровнем дохода. И все это – следствие низкой финансовой грамотности. Микрокредит мгновенно выдается практически без документов, годятся даже водительские права. И люди берут их, не читая условия договора, где мелкими буквами прописаны все истинные условия, штрафы и пени.

— Как же быть тем, к кому уже постучались вышибалы с угрозами?

— Если на лицо жесткая работа взыскателей, то однозначно нужно идти в полицию, по этому факту необходимо возбуждать уголовное дело. Чем активно заемщик пишет заявления в МВД и привлекает внимание к ситуации, тем больше шансов, что ему пойдут навстречу и привлекут к ответственности взыскателя и финансовую организацию, которая этим занимается. Либо стоит заплатить. Но мы понимаем, что в условиях кризиса платежеспособность сильно снизилась. Когда люби брали кредиты, они вряд ли предполагали, что им грозят такие проблемы.

— Ваше движение консультирует должников и помогает им. Почему вы за это взялись?

​- Думский комитет по местному самоуправлению поддержал законопроект о лишении полномочий депутатов Госдумы, сенаторов, региональных и муниципальных депутатов, признанных банкротами. Есть идея запретить трудиться на госслужбе людям с просроченной задолженностью по кредитам и ЖКХ. Среди них вполне могут оказаться и медики. Как вы относитесь к такой инициативе?

— Отрицательно. Это приведет к вымыванию большого количества настоящих специалистов, которые сейчас работают на госслужбе и попали в сложную жизненную ситуацию. Более того, мне непонятен подход, когда человеку, которому и так тяжело, стремятся сделать еще хуже.


Маргарита Парфененкова

Источник: ria-ami.ru